Как избежать насмешек потомков

Как избежать насмешек потомков

31.01.2021

Архитекторы, работающие в историческом центре любого города одновременно счастливые и несчастные люди, и сложно сказать, в какую сторону склоняется чаша весов.

Ограничения, мистика геоподосновы, градозащитники, требования заказчика по плотности и великая честь стать автором дома, который встанет в ряд с архитектурными шедеврами прошлых веков. И, главное, размышления о том, каким должен быть этот дом – подчеркнуто современным, кричащим о своей дате рождения бунтарем, ломающим устои прошлого или аккуратным наследником «из хорошей семьи», продолжателем традиций? Наконец, что главнее – уверенность архитектора в том, что его детище оценят не только в веках, но и современники, причем не профессионалы, а те самые покупатели, которые захотят в нем жить, или взгляд маркетингового отдела девелопера, который провел десяток исследований, и точно знает, как и что надо строить? Вечный спор о добре, зле и архитектуре. И как у всякого вечного спора, у него нет однозначного решения.

Однозначно говорить, что в центре нужно строить только «классику» или только «современность», глупо. Центр города, ограниченный Садовым Кольцом, гораздо разнообразнее, чем городские окраины, и каждый район имеет право на свои архитектурные решения.

"Все зависит от контекста", - говорят архитекторы.

Принципиально можно выделить два подхода, которые в кристаллизованном виде выглядят как противоположные крайности: мимикрия и контраст, - говорит партнер архитектурного бюро Syntaxis Александр Стариков. В первом случае, выдавая новое за старое, существует вероятность зайти слишком далеко и потерять связь с современностью, фальсифицировать историю, создать бездушный «новодел», - предупреждает архитектор. Во втором случае есть опасность нарушения контекста и разрушения того самого «гения места». «На мой взгляд разумно выбирать средний путь, учитывая пропорции окружающих объектов, а затем при помощи современных выразительных средств, предлагая городу авторское решение ситуации. Творцу крайне важно уметь выражать через архитектурную среду запрос города. Профессиональное высказывание в виде нового здания должно быть понятным, четким и артикулированным», - отмечает Александр Стариков.

Нужно смотреть на конкретное место, его окружение, историю и современную роль в жизни района и города. Является ли это транзитной улицей или исторический жилой, как менялся район.

«Hutton Development, наверное, больше за современную архитектуру не потому что хотим «сильно выделиться», но и потому что нам действительно кажется что классической архитектуры в центре города достаточно, она прекрасно выглядит, если это историческое здание, спроектировано великим архитектором и построено из благородных материалов. Если это «новострой под классику», в этом чувствуется что что-то не настоящее и сейчас мы объективно понимаем, что качественную классическую архитектуру сделать почти невозможно, просто потому что поменялись требования к строительству, энергоэффективности, сроки строительства и пожелания клиентов», -  говорит генеральный директор и партнер Hutton Development Илья Давыдик.

За «современность» голосует руководитель архитектурного бюро СПИЧ Сергей Чобан. «Архитектура мегаполиса — это взаимодействие архитектурных слоев, зданий разных эпох, часто остро контрастирующих друг с другом. Шагая по мегаполису и разглядывая здания, мы можем читать историю архитектуры, историю изменения деталей и масштаба застройки. Поэтому особенно важно, чтобы здание не подражало языку прошлых эпох, а уверенно говорило на своем собственном языке, используя материалы своего времени (как стекло, так и массивные непрозрачные элементы)», - считает архитектор и приводит ряд примеров подобных соседств различных эпох: одноэтажный Дом Мельникова рядом с высокими доходными домами начала двадцатого века, застройка Нового Арбата, в которой небольшая церковь и части старых Арбатских улиц соприкасаются с высокими зданиями советского модернизма 1960-х, Центр международной торговли рядом с Трехгорной мануфактурой и Белым домом. «Каждое здание должно говорить на языке своей эпохи. Тогда это здание может стать узнаваемым фрагментом своего времени», - говорит Сергей Чобан.

Дом Мельникова

Новые поколения живут на других скоростях, в спорных тенденциях, быстропроходящими трендами, - считает бренд-директор COLDY Михаил Звягинцев. «В центре мегаполиса появляются современные сооружения, комплексы с применением технологий искусственного интеллекта и прогрессивного дизайна. Так формируется облик столицы на несколько лет вперед», – говорит эксперт.

И все же, главное – контекст. По крайней мере так считают в Capital Group, и каждый свой объект «встраивают» в конкретное место. К примеру, рассказывает директор по продажам Capital Group Оксана Дивеева, атмосфера истории купеческой Москвы передается в фасаде и облике клубного дома La Rue на улице Петровка, близость Кремля и Замоскворечья определили появление в квартале «Золотой» классических фасадов из белого камня и красного кирпича, авторских орнаментов в традиционных для исторического центра цветовых решениях и узоров окон, напоминающих резные ставни. Современного подхода в архитектуре компания придерживалась, создавая клубный дом White Khamovniki в Олсуфьевском переулке.

La Rue

Качество в деталях

Еще одна проблема современного строительства – качество, влияющее на восприятие нового здания сегодня, которое останется на долгие годы. «В сложившейся застройке центральных районов Москвы, от новых архитектурных объектов важно добиться качества архитектурных решений и строительных, отделочных материалов, внешних и внутренних пропорций и гармоничного сочетания с окружающими объектами, - говорит архитектор, основатель архитектурной практики «Северин Проект» Александр Балабин.

«В поле, где ничего вокруг нет, строение из дешевых материалов еще может быть уместно, но по соседству с настоящими домами, строение будет выглядеть по-хамски, - считает архитектор. - На узких центральных улицах столицы мелкоформатные и средние детали фасадов зданий должны быть проработаны подробно, с мебельной тщательностью — они хорошо видны невооруженным взглядом и работают на контекст и общую городскую эстетику».

Генеральный директор и основатель архитектурной студии IND architects Амир Идиатулин, говорит и еще об одной проблеме – старении здания, красота которого напрямую зависит от использовавшихся материалов. ««Если мы говорим о центре города, то хорошо, если архитекторы будут использовать природные материалы. В центре Москвы, где проекты быстро окупаются, — это возможно. Природные материалы хорошо стареют — по прошествии лет здания будут выглядеть эстетично», - говорит архитектор.

По мнению архитекторов, в плотной застройке центра Москвы совершенно естественно видеть рядом разную архитектуру, даже контрастную к окружению. Вопрос исключительно в качестве. Оно обязательно должно быть высоким. «Дом, который строится сейчас, предположительно простоит несколько сотен лет. Если это приличный объект, то он не вызовет желания его скорее снести. По архитектуре судят об исторической эпохе и людях, которые в ней жили. Полагаю, что всем хотелось бы избежать насмешек потомков», - говорит Александр Балабин.

Амир Идиатулин выступает за то, чтобы центр был разным: «Есть законсервированные города, районы, несущие историческую ценность, сохраняемые законодательно. Такие города и районы имеют охранные статусы. Я не верю в законсервированные пространства в Москве». Москва — развивающийся город, который можно сравнить, например, с Лондоном, считает архитектор. «Лондон совмещает историю города и новые веяния в архитектуре. Для Сити — исторического района города — характерно соседство классических зданий, построенных после Великого пожара архитектором Кристофером Реном, и стеклянных небоскребов. Там же расположен Лондонский Тауэр, заложенный в XI веке. При объективной разности, строения образуют гармоничный район, ставший символом города», - хвалит сочетания стилей и эпох Амир Идиатулин.

Tower of London

Немного о компромиссах

Одно и самых интересных явлений в современном городе – компромиссные решения, сочетающие старое и новое – микс реконструкций исторических зданий и современного строительства. Здесь архитекторы решают целый пул разнонаправленных задач, и их точка зрения тоже подчиняется компромиссу. Получается… по-разному.

«Если вы застраиваете большой участок, например, бывшую промзону, там может быть интересный микс классического и современного. При талантливом исполнении, такая архитектура дополнит и продолжит историю. И сама может со временем стать архитектурным артефактом», считает—директор проектной компании GENPRO Даниил Катриченко.

Важные атрибуты элитного дома: месторасположение, качество недвижимости и безопасность. Чтобы собрать эти звенья в цепь  девелоперы элитных домов часто занимают или включают в проект исторические здания. «В старом доме тяжело без кардинальной реконструкции сделать элитные квартиры, а реализация требует тщательной работы архитектора, чтобы сохранить исторический объект, но придать месту новую жизнь. Например, дом «Современник», над которым мы работали, — проект реконструкции доходного дома XIX века, дополненный современными элементами», - делится опытом управляющий партнер архитектурного бюро Front Architecture Владислав Спицын.

Контраст между историческими зданиями и современной архитектурой пропагандирует и архитектор, основатель лондонской студии AI Studio Антон Хмельницкий. Например, в проекте ORDYNKA, созданного AI Studio,  восстановлены исторические фасады на улице Малая Ордынка, но новые объёмы сделаны в cтиле современной архитектуры с использованием современных материалов - медь, архбетон, натуральный камень.

«На мой взгляд в городе, и, особенно в центре, надо стараться максимально сохранять существующие здания, даже если они и не имеют охранного статуса - ведь именно такая рядовая историческая застройка и является лицом города. При этом моя точка зрения как архитектора - если есть выбор все снести или сохранить/восстановить хотя бы главный фасад исторического здания, вписав его в новый девелопмент - я всегда буду стараться убедить заказчика пойти по этому пути. Ведь покупатели премиального жилья выбирают центр не только из-за развитой инфраструктуры и доступности, но во многом, чтобы жить в том месте, где есть некий исторический флёр...», - считает архитектор.

ORDYNKA (внутренний двор)

Работа с историческими зданиями сложный компромисс не только архитектурно, но и технически. В том числе, сложность связана с инженерными решениями. Работая с существующими архитектурными объемами в проектах реконструкции, инженеры не только анализируют имеющиеся в зданиях системы, но и находят способы интегрировать новые, современные разработки – такие как системы приточно-вытяжной вентиляции, скоростные лифты, а также системы на подземном паркинге, - говорит основатель CLANCY Engineering Джон Марк Кланси. Для этого несущие конструкции старинных зданий необходимо укрепить и законсервировать, чтобы в процессе работы не утратить сохраняемые части объектов. Также инженерия в элитном сегменте не должна оказывать влияние на архитектуру – как снаружи объекта, так и внутри него. Поэтому в элитных проектах, рассказывает Джон Марк Кланси, разрабатываются «незаметные» решения: к примеру, выходы инженерных коммуникаций часто невозможно разместить на кровле, так как шум от механизмов будет мешать отдыху жителей на террасах, часто запроектированных в элитных домах. Кроме того, внутри квартир и в общих зонах нельзя размещать габаритные короба для инженерии – необходимо предусмотреть оформление интерьеров таким образом, чтобы все системы можно было компактно спрятать в нишах, и, кроме того, организовать доступ к ним со стороны эксплуатирующих компаний, и многое другое.

Клиент хочет

Какими бы благими намерениями не руководствовались архитекторы, их произведения должны быть «в рынке». Современный покупатель, конечно, гордится тем, что живет в доме с авторской архитектурой, но внешний вид фасада видит лишь, когда подходит к дому, а все остальное время его больше интересует местоположение дома, комфорт внутреннего пространства, а теперь к списку добавилась еще и вирусная безопасность.

«Крутое» место, большие квартиры, дорогие «мраморные подъезды» - так строили в начале нулевых. И как бы внешний вид домов не раздражал ценителей прекрасного, эти дома продолжают оставаться в цене у покупателей. «Безвкусица, пошлость, присутствующая в «элитках» начала 2000-х годов в России — стоп-лист для новых проектов. В то время построили много нелепого псевдоэлитного жилья с огромными лобби и глянцевой плиткой. Сегодня видно, что дома уже пожили, обросли слоями, но их по-прежнему считают элитными. Такие дома нужно перестраивать, либо не считать элитным жильем», - сетует управляющий партнер архитектурного бюро Front Architecture Владислав Спицын.

Тем более, уверен архитектор, покупатели «младшего возраста» хотят несколько другого, по сравнению с их «отцами» из нулевых. «Традиционно считают, что элитное жилье — это большие площади квартир, так было принято в 90-е. Но сейчас популярны дома, когда основа - стандартные квартиры небольшой площади, а часть квартир — огромные пентхаусы. Теперь важнее уровень жилья. Даже минималистичный дом с небольшими квартирами становится элитным из-за расположения - близости к центру с его инфраструктурой», - говорит архитектор.

С архитектором согласен директор департамента городской недвижимости Knight Frank Андрей Соловьев, считающий, что, если последнее слово за покупателем, то архитектура тут, увы, не на первом месте. «Для покупателя определяющим фактором по-прежнему остается общая картина восприятия объекта и то впечатление, которое он создает, вне зависимости от стиля и имени его архитектора. Важна эстетичность, оригинальность объекта, возможность подчеркнуть имидж и статус. Да, бывают клиенты, которых может смущать внешний вид здания, но отказ от покупки только из-за этого – скорее исключение, чем правило», - рассказывает брокер.

У Оксаны Дивеевой другой опыт: «Для покупателей элитного жилья архитектура уже стала одним из определяющих критериев выбора. Все чаще концепция проекта приобретает даже большее значением, чем разнообразие планировок, центральное расположение или собственная развитая инфраструктура».

Оксана Самборская Автор блога